Prokstovo.info: Литературное Кстово
Литературное Кстово

О Чурочкиных и не только о них …

Написано в августе 2005 года

Все мы любим своих родителей, знаем, конечно, как их звать, а если уже ходим в школу, знаем и свою фамилию. Знаем бабушку и дедушку, иногда хорошо, иногда не очень. Иногда вспоминаем, что у нас есть и еще одна бабушка и дедушка, мамина (или папина). Приходят домой гости – брат (сестра) матери или отца, тоже со своими женой или мужем и детьми.

В общем, почти у всех нас родственников вроде бы хватает. Проходит время, и от нас уходят в мир иной наши бабушки и дедушки. Остаются на стенах их городских квартир или деревенских изб выцветшие фотографии незнакомых нам людей. Очевидно, очень дорогих или знакомых для наших бабушек и дедушек. В старых шкафах, комодах и столах после них встречаются стопки истрепанных листков с письмами или почетными и другими грамотами, разными документами. На антресолях или в чуланах можно найти непонятные предметы быта, инструменты.

Мы обычно смотрим на эти вещи с осознанием их ненужности. И выбрасываем их, освобождая место для новых, современных потребностей: компьютер; ролики; телевизор… Мы стали жителями всего мира. Но мы еще не осознали, что потеряли свой собственный мир. Мы барахтаемся и тонем в море информации.

… И наступает тоска. Она приходит в зрелом возрасте. Можно назвать ее ностальгией, можно по другому. Осознается чувство неполноценности. А в мире информации и вещей, что окружают нас, все имеет свое начало и свое продолжение и развитие. И вещи и люди.

Как в Библии: «УАвраама родился Исаак, у Исаака родился Иаков…» и так через сорок два поколения от Авраама у плотника Иосифа и жены его Марии родился Иисус, зачатый от духа святого и почитаемый, как Христос. И уже более двух тысячелетий христиане всего мира знают и помнят родословную Иисуса Христа. Как и мусульмане знают родословную пророка Магомета, основателя веры ислама. Знали своих предков в 10 - 20-х поколения цари, короли и императоры. И простой народ страны, где жил этот царь (король, президент) знал их пра-прадедов и пра-прабабок. Знал, потому, что учили этому в детстве. Знал, потому что строго спрашивали за незнание. Знал, потому, что его обязывали знать свое высшее руководство и его происхождение.

А своих родственников дальше дедушки и бабушки теперь не знают. Некогда рассказывать родителям, не спрашивают в школе, не принято об этом вести разговоры на тусовках. Несовременно и несвоевременно. Не поощрялась эта тема правителями СССР. Несколько поколений советских людей, живших в стране победившего социализма, не сберегли, забыли про свои корни. А социализм в конечном итоге рухнул. Конечно, без корней любое дерево завянет и рухнет. Даже такое могучее, как социализм.

Пришли другие времена. Тяжелые материально и непонятные, манящие новизной и разнообразными свободами. Человек перестал быть винтиком государства. Теперь он становится личностью. А перед личностью встают неизбежные вопросы: кто я? где я? что я?

Вот тут разумная личность начинает задавиться вопросом: кто я и где мое место в бесконечной череде настоящих и прошлых родственников. Чем знамениты были мои деды, прадеды и прапрадеды. Чем выделялись они от других сородичей, соседей, соотечественников. И, вообще, кто были они в своей прошедшей земной жизни.

А дедовские инструменты и бабушкины вышивки уже пришли в негодность, выброшены на свалку, старые письма, бумаги, газеты пошли в макулатуру или тоже на свалку. Родители постарели и за давностью лет и ненадобностью многое забыли…

В общем, если лежа на диване ждать, что о тебе кто-то вспомнит в наше время, это будет сказка про белого бычка. Помните?

Давайте, лучше я расскажу о себе. Как я искал и нашел свое место в своей родословной. Конечно мне было проще. Еще в 1963 году в моей первой школьной характеристике, наша учительница Екатерина Федоровна Леженкина отметила: «настырный». Наверное, эта черта характера помогала. А эту характеристику храню, как очень ценный документ. Еще помогала склонность к гуманитарному образованию. Терпение, усидчивость, настойчивость в поиске. Помощь друзей – спасибо Геннадию Мельничуку – другу и односельчанину.

По молодости и нетерпению я быстро вырвался из родного села. Закончив 8 классов, в 15 лет сдал экзамены в Моршанский библиотечный техникум Тамбовской области. Специальность – библиотекарь. Можно сказать, семейная, мой отец тоже когда-то, еще до Великой Отечественной войны был библиотекарем в нашей Кермиси. Учился я, ну не отлично, а хорошо – это точно.

Проучившись год и разочаровавшись в перспективе опять вернуться в деревню (это впервые после городской жизни, в «девчачьем» техникуме, хотя бы и в самодельных штанах - шароварах, фуфайке и кирзовых сапогах), я решил во что бы то ни стало остаться в городе. Забирал документы из техникума со слезами, но еще не догадывался, что у меня уже появилась основа первой моей профессии. Весь первый год учебы я очень прилежно обучался переплетному делу. А то, что в документах не отмечено, что я переплетчик, так ведь дело не в корочках, а в призвании.

Спасибо Моршанскому библиотечному техникуму. Не получился из меня деревенский библиотекарь, но я на всю жизнь полюбил переплетное дело. Где бы я дальше ни был, какие должности не исполнял бы – всегда и всюду в свободное время я с увлечением занимался переплетом книг, журналов, любой бумажной продукции.

На срочной службе мое призвание быстро вычислили. Поначалу я обновил библиотеку своей воинской части. Потом библиотекарь нашей части рассказала обо мне вышестоящему политическому руководству – начальнику политотдела. Меня тут же откомандировали в переплетную мастерскую при военной типографии Ставропольского училища связи ракетных войск. Там я в течение полгода (или немного более) приводил в порядок большую, но порядком потрепанную библиотеку училища.

Это была вторая знаковая веха в моей профессиональной работе. В этом мне повезло, я очень многому научился в практической работе, под руководством старого и очень опытного переплетчика этой типографии. Но о своих корнях, о своих родственных связях я еще не задумывался. Скорей, их обрывал в своей памяти, «разбрасывал камни». Время «сбора камней» наступит еще не скоро, лет эдак через 25 – 30.

Я не знаю, что меня влекло к познанию своего места на этой земле, как описать процессы, происходившие в моем сознании. Просто человек вырос, набрал кучу самых разнообразных знаний, приобрел определенную моральную устойчивость и осознал, что ему надо сделать именно то, что он собирается сделать.

Вот теперь–то и пришло время «собирать камни». Пришло любопытство: кто я на этой земле, откуда я взялся. Конечно, понятно, что не аист меня принес. А были еще и родители, два самых родных мне человека. У каждого из них было тоже по два своих родителя (это мои деды и бабки). У них, в свою очередь, было уже восемь своих родителей (это мои прадеды и прабабки). Дальше все уходило в сплошной туман незнания. Возник интерес к этой теме.

Еще одна благодарность Моршанскому библиотечному техникуму. Второе, что я приобрел в нем – умение работать с каталогами, пусть не любовь, но интерес к систематизации различных знаний в определенном порядке. И еще – научился библиотечному почерку. Это необходимо в составлении каталожных карточек.

Дальше – проще. Как только у меня проявился интерес к изучению своих родственных связей, моя мама, Чурочкина Анастасия Алексеевна, участник и ветеран Великой Отечественной войны, познакомила меня с Геннадием Мельничуком, историком-архивистом и журналистом, имевшим «двойное гражданство» – Московское и Кермисинское. Мы быстро подружились на основе взаимных интересов. С этого времени можно сказать, что моя работа по сбору сведений о своих родственниках, их биографиях пошла по плану, сформулированному Геннадием Анатольевичем.

Целью этого плана было создание книги о родословной крестьянской фамилии имевшей чисто крестьянские корни, бывших крепостными у помещиков. Пока крестьянские родословные еще редкость в нашей стране. Г.А.Мельничук прислал мне несколько методических книг по составлению крестьянских родословных, я внимательно их изучил.

Кроме того, постепенно накапливалась различная литература, очень помогавшая мне поддерживать мой интерес к теме сбора сведений о родственниках и предках и развивать его. В конце этой статьи я приведу основную литературу, которая мне очень помогла. На этой основе я составил свое родословное древо из тех знаний, что уже имел.

Геннадий Мельничук предоставил мне для работы свои архивные изыскания. Это оказалось очень важным для меня. «Ревизские сказки», то есть результаты переписи крепостных крестьян села Кермись с 1811 по 1857 годы стали для меня основой для создания родословной фамилии Чурочкиных из села Кермись. На этой основе потихоньку собиралась и систематизировалась информация о роде Чурочкиных.

Эти материалы «Ревизских сказок» сейчас уже опубликованы1, и благодаря огромной работе проведённой Геннадием Анатольевичем Мельничуком кермисинские мальчишки и девчонки получили возможность изучать историю каждый своего рода. А самые любознательные могут составить родословную своей семьи.

После ликвидации крепостного права в 1861 году в России не стало ни крепостных крестьян, ни новых ревизских сказок. Пришла пора обратиться в архивы. Несколько лет мы с Г.А.Мельничуком работали в архивах Рязани и Шацка. Искали Чурочкиных, Плетневых, Косицыных, Мохначевых. В основном факты из жизни наших предков мы искали из метрических книг Кермисинского храма.

В России до 1918 года не было загсов. Человек родился, крестился, женился (вышел замуж), народил детей и умер. Все эти факты отражались в записях, сделанных в особых книгах в приходских церквях. Надо отметить, что эта работа проводилась священниками очень тщательно. Сравнивая аналогичные записи, сделанные в начале советской власти (20–30 – годы ХХ века) руководителями сельских органов советской власти, приходится делать вывод, что они ту же работу делали значительно хуже.

Копание в пыльных архивах – это еще не вся работа по созданию своей родословной. К сожалению, в архивах не все можно найти. Приходится обращаться к другим источникам. Большую помощь могут оказать односельчане, еще помнящие довоенные времена.

Для меня ценнейшим кладезем в поисках сведений о Чурочкиных оказался житель села Кермись, майор Советской армии в отставке, инвалид 1 группы Редичев Сергей Тихонович, ныне проживающий в городе Долгопрудный Московской области. До него мои герои состояли только из трех слов – родился, жил, умер. С появлением Сергея Тихоновича кермисинские Чурочкины приобрели характеры, зримые очертания, поступки. У Чурочкиных обрисовались дома, предметы быта. Благодаря острой и цепкой памяти Сергея Тихоновича задуманная книга стала такой, какой она должна быть: острой и с изюминкой.

Перед выпуском книги в свет я в конце 2003 года поместил часть ее в Интернет, на сайт Genealogia.ru. Через 2 – 3 месяца после этого мне стали приходить отклики на мой электронный адрес. Обращались внуки Чурочкиных, покинувших Кермись в 40 – 50-е годы прошлого века. Они из любопытства в Интернете набирали на компьютере свою фамилию и делали поиск. Находили в Интернете меня, а через меня шел обмен информацией об общих знакомых и незнакомых родственниках. Так нашлась московская ветвь Чурочкиных, Чурочкины из поселка Джубга Туапсинского района Краснодарского края. Есть отклики из ближнего зарубежья. Отозвались Чурочкины из города Павлодар, Казахстан. Появились сведения, что часть кермисинских Чурочкиных, уехавших в Москву, переселились в Таганрог. Поиски продолжаются.

Через Интернет меня нашел научный сотрудник Объединенного института ядерных исследований в Дубне Дмитрий Чурочкин. Его родичи из Саратовской области, но кто знает… В общем, вроде бы скучная, архивная работа обернулась живым поиском и находками на современном интеллектуальном уровне.

Пришел новый поворот событий. Геннадий Анатольевич нашел в Тамбовском Государственном архиве сведения о том, что Чурочкины были переселены в деревню Кермись (Керемса) из села Лесное Конобеево, значит надо смотреть ревизские сказки и по этому населённому пункту. Были просмотрены ревизские сказки по искомому селу.

Генеалогические поиски которыми занимаюсь, не закончатся ни мной, ни после меня. Эта работа бесконечна. Но она дает радость душе.

В чем особенность работы по составлению родословной, в которой все поколения родственников – лишь крестьяне? Крестьянские и дворянские родословные резко отличаются друг от друга. Дворянин не может быть без родословной, иначе он не может быть дворянином. Его родословная во многих поколениях официально, на государственном уровне записана и утверждена. Многие дворянские родословные опубликованы.

А крестьяне при крепостном праве за людей не считались: их могли продать вместе с домашним скотом на торгах и ярмарках. Поэтому в Российской империи вообще не было крестьянских родословных. А какие были крестьяне – Тарас Шевченко (поэт, художник); крепостные артисты П.И.Жемчугова и Т.В.Шлыкова-Гранатова; отец и сын Черепановы (изобретатели); крепостные архитекторы и живописцы-портретисты Аргуновы. Всех не перечислить.

Да и фамилии с отчествами крестьянам разрешили иметь в Российской империи только к середине XIX века. А крепостной крестьянин, скажем, Чурочкин Борис Григорьевич, в те времена именовался бы «Борис, сын Григорьев». Его отец – «Григорий, сын Кузьмы», а дед – «Кузьма, сын Михаила». Фамилии вообще не было, а приставка - вич к имени отца крепостным не полагалась. Это была дворянская привилегия.

Советская власть тоже не поощряла составление родословных, считая это буржуазным пережитком. Нас всех растили Иванами, не помнящими родства. И лишь последнее российское десятилетие открыло возможности для утверждения себя на земле как личность, не декларированную, а фактическую. Открылись архивы, появились желающие узнать свое место среди поколений родственников. В том числе и из крестьян. Но пока еще крестьянских родословных появилось очень мало.

В итоге десятилетней работы увидела свет книга: Чурочкин Б.Г. Память поколений: родословная шацких крестьян Чурочкиных/ Под редакцией Г.А.Мельничука. - М.: «Энциклопедия российских деревень», Нижний Новгород, 2004. - 114 с. Она без художественных изысков. Можно сказать, самодельная, лишь подправленная рукой мастера (Г.А.Мельничука - прим автора.). Набор текста, верстка, печать оригинал-макета, печать тиража, переплет всего тиража книги – все собственными руками автора, на его средства. Дополнительно к этому оплачивался труд художника книги, корректора и печать шелкографии на крышку книги.

Я не хочу тебе читать лекцию о пользе составления родословных. Придет твое время, и твой разум сам скажет тебе: «пришло время осознать себя и свое место на этой Земле, время собирать камни…». И это будет твой выбор.

В заключение, представляю в кратком виде поколенную роспись Чурочкиных берущих свои корни на Шацкой земле, а также привожу список основной литературы.

 

Литературное Кстово


  О Чурочкиных

  Родословная шацких крестьян Чурочкиных

Родословное древо Чурочкиных А-3.pdf

Чурочкин Борис Григорьевич, поселок Дружный/ Родился 21.07.1947 в селе Кермись Шацкого района Рязанской области, автобиография

Летопись родного края

 

Контакты

У Вас есть вопросы, пишете стихи или прозу? Может Вы хотите дополнить имеющуюся на сайте информацию или сообщить об ошибках? Мой адрес электронной почты: akulgin@ya.ru
Контактный телефон: 8 904 920 95 90, Александр Кульгин

2008 - 2015,«Литературное Кстово». Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.prokstovo.info, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

Prokstovo.info: Литературное Кстово