Prokstovo.info: Литературное Кстово
Литературное Кстово

Степан Иванович Шагаров

С. И.Шагаров был в 70-х годах известный председатель колхоза «Мир» Ковернинского района. Колхоз «Мир» славился своими урожаями, надоями молока, а также подсобными промыслами – поделками из дерева. Степан Иванович возглавлял этот колхоз более 20 лет.

Степан Иванович ШагаровКрепко сбитый, с лицом северянина, серыми, умными, пытливыми глазами, русой челочкой волос, зачесанной на бок. Волевой человек. Опытный, грамотный специалист с большими организаторскими способностями, прошедший большую школу хозяйствования, он был далеко известен за пределами области. Степан Иванович перешел на работу в Кстовский район в 1977 году директором совхоза «Толмачевский» по семейным обстоятельствам (поздняя любовь к молодой сотруднице увела его из родных краев).

Совхоз «Толмачевский», который он принял, хозяйство непростое, со своей историей, своим укладом, большими достижениями коллектива и его первых руководителей Анатолия Ивановича Молькова и Ивана Ивановича Жарикова, которые очень много сделали для развития и становления совхоза.

Его беспокойное дело продолжил друг и товарищ, бывший главный агроном совхоза Иван Иванович Жариков (с 1972 по 1977 год). За эти годы был построен один из первых в области откормочный комплекс для молодняка КРС на 10 тыс. голов. Чего это ему стоило, один Бог знает. Но Иван Иванович тоже «сгорел» на работе, как метеор, преждевременно умер на боевом посту в 1977 году. В январе 1977 года из совхоза «Новоликеевский» сюда была доставлена первая партия телят… Комплекс начал работать.

Обеспечение комплекса молодняком – бычками весом 40–50 кг по решению облисполкома должны были осуществлять 44 животноводческих хозяйства близлежащих районов. К сожалению, дело с поставкой телят шло со скрипом, так как совхозам было это не выгодно. Откорм бычков всегда считался рентабельной отраслью в бюджете хозяйств. И. И. Жариков очень энергичный, моторный человек, переживающий за дело, «мотался» по совхозам, партийным и советским организациям, просил, убеждал, уговаривал, но поставки шли медленно. Видимо, это и сказалось на его здоровье.

Автор этих строк хорошо знал Ивана Ивановича, так как он с 1970 по 1972 г. работал директором совхоза «Новоликеевский», а потом, когда я начал работать секретарем парткома, часто заезжал к нам в совхоз поговорить, побеседовать.

Вечная память тебе, уважаемый человек. К сожалению, мне не пришлось работать вместе с Анатолием Ивановичем Мольковым. Но визуально я знал его хорошо. Работая в конце 60-х годов на НГ НПЗ, нас, комсомольцев-добровольцев, постоянно посылали на уборку картошки в совхоз. И не было дня, чтобы Анатолий Иванович не заехал к нам, не справился «как идут дела, что мешает в уборке», да просто постоять, поговорить, пошутить, улыбнуться неповторимой дружеской, светлой улыбкой, а порой и пообедать с нами. Затем учась в Высшей партийной школе, в целях изучения передового опыта на селе мы, слушатели ВПШ, были не раз в совхозе, встречались с Анатолием Ивановичем, слушали его выступления и идеи, в том числе и о комплексе КРС. В начале 80-х годов у нас в совхозе работал брат Анатолия Ивановича, Александр Иванович Мольков, очень заботливый, простой, разговорчивый человек. Он много рассказывал мне о брате, его пути, нелегкой жизни.

Областное и районное руководство, понимая значение комплекса, долго искали достойного преемника, преждевременно ушедшему из жизни руководителю совхоза, пока судьба не определилась в лице С. И. Шагарова. Ему исполнилось в это время – 50 лет. Степан Иванович прошел большую жизненную школу, был опытным руководителем со «связями». Безусловно, это была большая находка для Кстовского района и совхоза. Степан Иванович, разобравшись в делах, почему поставки молодняка идут «со скрипом», сразу же выходит с ходатайством в советские и партийные органы о пересмотре закупочных цен на телят, а также зачете сданного мяса в план совхозов. Однако приемщики телят начали «озоровать», принимали только отборных телят, самых-самых, а чуть какой брак – не брали… На замечания отвечали грубо: «У нас такое указание от руководства». Все это вызывало справедливое недовольство руководителей совхозов.

Автор этих строк в эти годы тоже начал работать директором совхоза «Новоликеевский». В порыве борьбы за справедливость, я «накатал телегу», написал письмо на имя первого секретаря горкома И. В. Соловьева «О фактах и недостатках в приемке молодняка скота». И. В. Соловьев, мудрейший руководитель, конечно, знал о недостатках от других руководителей хозяйств, но он должен был помогать Шагарову «раскручивать» комплекс, вывести его на проектную мощность, поэтому до поры до времени молчал. А тут он пригласил директоров совхозов к себе в кабинет и начал разговор по затронутым мной вопросам, заодно зачитал мое письмо. Многие поддержали меня, кто-то (более опытный) промолчал. Степан Иванович сильно возмутился по поводу моего письма. Лицо его покраснело, из глаз «летели искры», говорил он громко, долго, с обидой на руководителей хозяйств, которые вместо помощи «суют палки в колеса», что так комплекс никогда не запустим на полную мощность и прочее, и прочее.

Но в результате этого разговора и родилось письмо в обком и облисполком о пересмотре закупочных цен на молодняк скота. В перерыве, когда мы вышли в фойе, Степан Иванович подошел ко мне и сказал с обидой:

– Не с того начинаете, молодой человек, работать руководителем хозяйства. Вы что не могли приехать ко мне по-соседски, поговорить или позвонить мне. Мы бы все вопросы решили положительно, без горкома, а вы кляузы разводите… Вы что думаете, Шагаров знает, что какой-то там приемщик скота начудил?

Я чувствовал себя неловко перед этим заслуженным человеком, пытался оправдаться, что ничего не имел против Степана Ивановича лично, а боролся за справедливость, и она, кажется, восторжествовала. Шагаров немного поутихнув, спросил меня, кем я работал до директорства. Узнав, что секретарем парткома, хмыкнул:

– Я так и думал. Уж больно у вас разговорная речь правильная… Извините, простите, пожалуйста. Но, учтите, наш русский мужик не поймет этого. Пока не перейдете в разговоре с ним на словарь В. Даля, никто вас слушать не будет. Ни дисциплины, ни порядка в хозяйстве не будет.

Не простившись, обиженный, он ушел из горкома.

Случайная встреча с ним на даче моего друга Б. С. Румянцева изменила наши отношения. Борис Сергеевич очень хорошо отзывался о Шагарове, называя его руководителем высокого ранга, у которого надо учиться работать. И вот случайная встреча…

Степан Иванович открылся мне с другой стороны… Улыбчивый, простой, душевный русский мужик. Под рюмку «горькой» они разговорились с Борисом Сергеевичем о жизни, о политике, о наших дряхлеющих на глазах правителях, недостатках системы, мешающей работать хозяйственникам, когда все до гектара, до центнера планируется и доводится сверху, о том, как бы можно хорошо жить, если бы нам не мешали работать, а помогали. Для меня, бывшего секретаря парткома и молодого руководителя, многое в их разговоре было дико. Я слушал их молча, как ни странно, про себя во многом соглашаясь с ними. Тотальный контроль десятков организаций, недоверие сверху, особенно в финансовых вопросах, мешали работать, тормозили решение насущных дел. У меня была своя «сермяжная» правда, выработанная жизнью. Я уже сумел «набить шишек» в борьбе за справедливость и отлично познал народную поговорку: «Не говори правды – не теряй дружбы». По просьбе Бориса Сергеевича мне пришлось спеть «Деревеньку».

Уходя, Степан Иванович немного поговорил со мной для приличия. Вопросы приемки молодняка скота он жестко поправил и теперь приемщики «не озоровали». Он помнил наш разговор в горкоме, спросил, какие обиды у меня на них, как идут дела в хозяйстве. Когда я пожаловался на бескормицу, он опять укорил меня:

– А к соседу дорогу не знаете? Я всем помогаю комбикормом, силосом, соломой… Обижаетесь что ли на меня?

– Да нет, Степан Иванович, что вы…

– Так приезжайте, поможем.

На другой день, с утра мы с Иваном Ивановичем, замом по производству «прилетели» к Шагарову с письмом. Степан Иванович внимательно выслушал нас, расспросил почему «дошли» до жизни такой. Иван Иванович, мудрейший из мудрых, нарисовал ему картину, какое хозяйство мне пришлось принять. Шагаров сочувственно покачал головой. Он подписал наше письмо на комбикорм и корма, причем выделил больше, чем мы просили. Комбикорм с условием возврата зерном нового урожая.

Иван Иванович восхищался им всю дорогу:

– Башка-человек, в районе нет ему равных руководителей. Этот вытащит совхоз на новые высоты и комплекс заработает. Ты посмотри, как он умно, здорово «помогает» комбикормом. Мы сами должны его вывезти с вагонов, а за него сдать зерно на элеватор, в счет плана их хозяйства.

– Так что здесь плохого? – недоумевал я. – Помогает же.

– Помогает, – улыбнулся Иван Иванович, – а затраты какие транспортные снимает со своего хозяйства: погрузка, разгрузка, сдача зерна, а в уборку каждая машина на счету. Нет, молодец. Башка…

После этих встреч наши отношения со Степаном Ивановичем заметно улучшились. Теперь встречаясь на различных совещаниях, он приветствовал меня с улыбкой, разговаривал как с равным, полегоньку выпытывал у меня наши планы решения кормовой базы, вопросы строительства, что-то подсказывал дружески, ненавязчиво, передавал приветы уважаемому человеку Б. С. Румянцеву. Степан Иванович действительно оправдал надежды областного и районного руководства.

Он поднял совхоз на небывалую высоту, буквально через пять лет поголовье КРС в хозяйстве достигло более 15 тыс. голов. Вдумайтесь в эту цифру. Такого поголовья нет сейчас во многих районах области, в т. ч. и в нашем районе. В совхозе было более 3-х тыс. голов дойного стада. Надои молока достигли от каждой коровы – 4300 кг. А некоторые доярки «перешагнули» пятитысячный рубеж по надоям молока. Передовые доярки А. И. Рощина и М. М. Курганская получили соответственно надои 5686 кг и 5497 кг молока от каждой коровы.

В начале 80-х годов был полностью освоен комплекс КРС по окорму молодняка на 10 тыс. голов. Окупились затраты на его строительство. За годы десятой пятилетки комплекс произвел более 13,5 тыс. тонн говядины. Это, безусловно, был подвиг всего коллектива совхоза и его руководителя. Чтобы содержать такое поголовье скота, надо было заготовлять десятки тысяч тонн различных кормов. И совхоз заготовлял их. Мало того, корма: силос, сенаж, гранулы – заготовлялись в прок на следующий год, на случай неурожая, стихийных бедствий. Совхоз успешно торговал кормами, тем самым снижая их себестоимость, помогая другим хозяйствам.

Одна из улиц с. Толмачева
Одна из улиц с. Толмачева

Урожайность зерновых стабильно превышала 30 центнеров с гектара. Этому способствовала высокая агротехника возделывания кормов и зерновых, внесение большого количества органических и минеральных удобрений, грамотная работа со средствами защиты растений, гербицидами. Справедливости ради, надо сказать, что и помогали совхозу очень много и кредитами, и техникой, и удобрениями, и комбикормом, и всем, что только просил Степан Иванович.

Шагаров очень много работал с кадрами, с людьми. В совхозе были подобраны одни из лучших главных специалистов, руководители среднего звена, механизаторы, доярки, скотники. Степан Иванович ничего не жалел для народа. Одним из первых в районе он начал строить на фермах и производственных помещениях комнаты отдыха, где рабочих кормили бесплатными обедами, где можно было отдохнуть в перерыв, попить чаю, посмотреть телевизор, полистать газеты. Появились бани-сауны, медпункты. На фермы постоянно приезжали: торговля, КБО, работники культуры. На селе снова зазвенела песня. Он начал вводить двухсменку на фермах, как на производстве. Ежегодно росла заработная плата, высококвалифицированные, добросовестные рабочие стали получать зарплату больше, чем директор совхоза. Люди постепенно потянулись на работу, их уже не надо было уговаривать. Совхоз «Толмачевский» превратился в строительную площадку.

Степан Иванович не побоялся взять в совхоз зам. директора по строительству «опального», но очень талантливого строителя А.Ш. Абуева, бывшего главного архитектора города и района. В совхозе развернулось грандиозное строительство жилья и соцкультбыта. Строились целые улицы добротных, красивых, удобных коттеджей. Работники совхоза могли приобрести их в собственность в рассрочку на 15–20 лет. Был капитально отремонтирован Дом культуры, средняя школа, построен новый детский сад на 160 мест, детский городок, профилакторий, магазины, столовая, КБО, больница. На центральной усадьбе совхоза в Прокошево за короткий срок вырос благоустроенный красавец-поселок, со всеми удобствами. Много уделялось внимания подрастающему поколению. Для них начали работать филиалы Кстовской музыкальной школы, школы самбо, оборудована хоккейная площадка, освещенная лыжная трасса, футбольное поле и многое, многое другое. Строилось и развивалось производство. Велась газификация, до всех населенных пунктов были построены дороги с твердым покрытием…

Много зависит от одного человека хоть в государстве, хоть в совхозе. Мы не раз видели это и переживали на личном примере.

Много внимания и поддержки уделял Шагаров развитию сельского подворья. На договорных началах он снабжал желающих работать на своем подворье сельчан скотом и кормами, платил им заработную плату, как животноводам, выращенный скот принимал в совхоз по государственным расценкам. Мудрый человек, он не раз говорил:

– Выгодно народу, значит, выгодно и государству.

Я перешел на работу в райком профсоюза работников АПК по состоянию здоровья. Мне теперь чаще приходилось бывать в Прокошеве с районным руководством и одному. Здесь постоянно проходили районные и областные совещания по изучению передового опыта.

Степан Иванович всегда присутствовал на них. Как-то раз мне пришлось проводить межрайонное совещание профсоюзного актива в совхозе на тему: «Создание достойных жилищных и бытовых условий для тружеников села». Мы посмотрели комнаты отдыха, бани-сауны, профилакторий, коттеджи. Многие только ахали, как все здорово и красиво. Степан Иванович выступал перед нами, как добрый, мудрый руководитель, отец и наставник. Он особо остановился на роли руководителя в вопросах подбора и расстановки кадров, воздействия его на сознание людей, умение направлять их активность на творческий, эффективный труд.

Заслуга Степана Ивановича в становлении данного хозяйства огромная. И только завистники и клеветники могут отрицать это. В феврале 1988 года мы – руководители района во главе с секретарем горкома партии В. А. Черепановым, приехали поздравить Степана Ивановича с 60-летием со дня рождения. По стране все еще действовала, навязанная Горбачевым, антиалкогольная компания. Поздравлять пришлось под «горячий чай» в кабинете директора. К нашему удивлению, на столе стояли заварные чайники рядом с самоваром. В чайниках поменьше «заварка» – коньяк, в больших – водка. Как в народе говорят: «Голь на выдумку хитра». Не проймешь русский народ никакими Постановлениями.

Тепло поздравили Степана Ивановича со стаканами «чая» в руках, говорили добрые, сердечные слова, становясь все веселее. Степан Иванович попросил меня спеть «Деревеньку», как тогда на даче Б.С. Румянцева. Пришлось петь… И не только «Деревеньку». При расставании Степан Иванович крепко пожал мне руку и сказал с улыбкой:

– Каждому свое… На общественной работе у вас получается лучше, чем директором. Не обижайтесь.

С. И. Шагаров проработал директором совхоза до 1992 года – 15 лет. Проводили его с почестями на заслуженный отдых, хоть он и не хотел уходить. Не мыслил себя без работы. Но времена наступили подлые.

К руководству страной, областью и районом пришли люди из «народа», которым наплевать было на достижения и былые заслуги. Главное самим покрасоваться, «порадеть» за народ.

На Степана Ивановича собрали «компромат» и с помощью руководителей области проводили на пенсию. Степан Иванович Шагаров, несомненно, вошел в историю области и района своими трудовыми достижениями и победами.

Совхоз десятки раз награждался красными знаменами и дипломами всех уровней. Степан Иванович был награжден за свой героический, творческий труд орденами Ленина, Красного Знамени, Знака Почета и многими медалями. К сожалению, его достижения развеялись по ветру… Преемники не сумели сохранить их.

В настоящее время агрофирма «Толмачево» медленно исправляет допущенные недостатки.

Умер он от болезни 21 мая 2001 г. Сельчане до сих пор вспоминают его добрым словом. Память о нем живет в сердцах людей. Часто можно слышать от них:

– Был бы жив Шагаров, он бы не допустил до такого развала.

Литературное Кстово


Пятанов Юрий Александрович

 Край родной

 автор:

Пятанов Юрий АлександровичПятанов Юрий Александрович, поэт, прозаик. Родился в д. Полянка, Сергачского района, Нижегородской области в 1942 году. Работал на нефтеперерабатывающем заводе в г. Кстово, учился в высшем заведении. Много лет трудился в сельском хозяйстве, большую часть директором совхоза «Новоликеевский» и председателем Кстовского райкома профсоюза АПК.

 

http://www.career96.ru/shheben.html мраморный щебень купить в екатеринбурге.

Летопись родного края

 

Контакты

У Вас есть вопросы, пишете стихи или прозу? Может Вы хотите дополнить имеющуюся на сайте информацию или сообщить об ошибках? Мой адрес электронной почты: akulgin@ya.ru
Контактный телефон: 8 904 920 95 90, Александр Кульгин

2008 - 2015,«Литературное Кстово». Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.prokstovo.info, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

Prokstovo.info: Литературное Кстово