Prokstovo.info: Литературное Кстово
Литературное Кстово

Зоя Кельберг

Эх, дороги...

Валентина Александровна Козлова встала по привычке рано. Вышла на улицу. Меж деревьями висел туман. Около крыльца в мякоть земли, повлажневшей от прошедшего дождя, вдавлены чьи-то следы.

Надышавшись вдоволь утренней свежестью, Валентина Александровна вернулась в квартиру и направилась в комнату дочери. Нина еще спала, щеки раскраснелись, на столе – букет цветов. «Да, дочка уже взрослая...» – подумала Валентина Александровна и вспомнила свои молодые годы.

Более 55 лет прошло с той поры, как Валентина Александровна села за руль автомашины. Случилось это так. В машинно-тракторной станции села Великий Враг ждали прихода первых автомобилей . Для населения такое было диковинкой, новинкой отечественной индустрии, первыми ласточками ударных пятилеток. Но водить машины было некому. Руководство колхоза решило опереться на молодежь. Предложили Вале учиться.

Нина проснулась. Открыла глаза.
– Ты уже собираешься? Рано еще, мама.
– Спи, спи, доченька, мне пора.

Шофер Козлова, придя на смену, направилась в центральный здравпункт Новогорьковского нефтеперерабатывающего завода получить очередное задание. Оно было несложным: привезти медикаменты в заводскую аптеку - медики в тот день готовились к профилактическому осмотру рабочих цехов.

Валентина Александровна вышла из здравпункта. Увидела меня, кивнула в сторону «скорой помощи», мол, если в поселок – могу подвести! Я не отказалась.
Валентина Александровна вывела машину как-то по-особому мягко и бережно. Я не сдержалась и высказала свое мнение по этому поводу: «Очень любите свою специальность»
– Наша профессия незавидная, – улыбнулась Валентина Александровна, – мы вроде как ломовые извозчики, что были в старину, – куда скажут, туда и поедешь. Только умело крути баранкой.

Первое время ей пришлось работать на грузовике в Новоликеевском колхозе. Возила овощи в Горький. Асфальтированный дорог здесь не было. Между Опалихой и Ельней объехала грузовик – засел он в водоеме. И засел-то на пустяке: лопатой копни раз-другой, сдай назад и выберешься. А шофер так рвет машину, что она, бедная, дрожит, как лошадь запаренная, и воет по-звериному. Козлова говорит ему: «Не мордуй, на буксир возьму». А в ответ: «Я из нее, проклятой, потрохи вытряхну!» – и сквернословит.

– Ну и дубинушка! – не выдержала Валентина Александровна. – Чем машина-то виновата ?
А гонорy в ином из шоферов – хоть отбавляй. Как это женщина-шофер помогать ему будет?!
Козлова ногой нажала на аксельратор – и уехала.

С Валентиной Александровной мне пришлось встречаться не раз.
– Думала, за руль не сяду, в войну в воинскую часть меня направили, – вспоминает она. – Так в этой профессии разочаровалась, что и слышать не хотела. Случилось так, что мне надо было увезти на вокзал в Горький курсантов, вылечившихся в госпиталях и прошедших курсы шоферов в Кстове. Машины тогда заводились не сразу. Нужна была мотору ручная помощь. Я по привычке взяла заводную ручку, включила зажигание, дверку оставила открытой. Подошла к мотору, вставила ручку в гнездо, а какой-то «доброжелатель» помочь в технике девчонке захотел: сдвинул кнопку на зажигание... Я ручку чуть повернула, а она самовольно закрутилась. Сразу перелом костей в руке... К этому присоединились и другие причины: приедешь домой поздно, в деревне подружки гуляют, песни хороводом поют, а мне нельзя: машину надо подготовить в рейс. Всю ее, матушку, оглядишь. Каждый болтик проверишь, возьмешь ведро воды, помоешь, пока грязь не сильно обсохла. А там, смотришь, и рассвет наступил.

Так и ездила по знаменитому Казанскому тракту, по которому когда-то колодников гнали. Одна Ржавская гора в осеннюю пору для шоферов чего стоила! Под горой грунт слабый. Асфальт – несбыточной мечтой для шофера был. День-деньской ездишь, руки к ночи - словно чугунные... Потом война началась. О смене профессии нечего было и думать. Всех водителей поставили на учет.

Зима 1942 года особенно холодная была, суровая с сильными снежными заносами. Шофер всегда в дороге. Так было и с Валентиной Козловой. Февральской ночью возвращалась она в часть. Дорогой стал засоряться карбюратор – «чихает машина», да и только. Валентина несколько раз останавливалась, прочищала карбюратор, продувала его и медленно пробиралась вперед. Давно уже перевалило за полночь, а шофер все в пути. Потом мотор совсем заглох. Машина встала. Крепкий сон мертвой хваткой смежил веки. Машину занесло снегом.

Сквозь сон услышала: «Да вот она!» И что-то стукнуло по металлическим бокам машины. Где-то далеко в сознании промелькнуло: ее разыскивают. Хотела открыть дверцу. Руки не повиновались, продолжала спать.
Товарищи вытащили машину танкеткой. Разбудили Валентину и завезли в ближайшее жилье. Валя почувствовала ломоту в руках и ногах. Обморожение. Оттирали снегом. Боль усиливалась и безжалостно хватала за сердце...
Время само лечит. Прошло и это.

Вьется извилистая шоссейная лента, и нет ей конца и края. Иногда дорога превращается в тонкую нитку и сливается с горизонтом, а то вдруг поворачивает в сторону, но шофер все едет и едет. То нахлынут воспоминания о своем житье-бытье, то друзья былых лет вспомнятся, а дорога манит и манит вперед.

В 1944 г. с рождением дочери Валя меняет свою специальность. В стране в то время, ой, как научилась дорожить каждой крошкой хлеба, каждой крупинкой пшена. Валя пошла работать звеньевой полеводческой бригады Новоликеевского колхоза, председателем которого был Федор Иванович Глебов, Герой Социалистического Труда. Колхозу было дано задание засеять большую площадь просом. В бригаде 40 женщин. Пахать не на чем. Женщины запрягались в плуг и тащили его по полю. В лучшем случае – на быках. Так скорость не разовьешь, горючего не надо. Мучились. Уставали.

– А когда выйдешь в поле, женщины запоют. Далеко слышно. За душу берет, – вспоминает Валентина Александровна. – На желудке не так плотно и сытно, зато песен досыта.
Под песни поле пахали, землю удобряли, просо сеяли, пололи. Оно прополку любит. А тут и первая награда за урожай – орден «Трудового Красного Знамени». Задорно работали и подружки. Прасковья Сергеевна Тулынкина, Людмила Николаевна Погодина, Зинаида Ивановна Вотрина и все другие не отставали...

Руководил тогда нами опытный специалист-агроном Авенир Алексеевич Атласкин. Он научил нас понимать землю, ценить каждый квадратный сантиметр площади.
В 1948 г. за хороший урожай пшеницы вручили Козловой орден Ленина. Картошку сажали под лопату, пололи вручную, а в сухое время года для ее роста нужна влага. Дождя нет. Поливали. Возни с ней много было. Но и на урожай жаловаться не пришлось. Картофель в то время приравнивали к хлебу. И появился на груди звеньевой полеводческой бригады В.Козловой второй орден Ленина.

– Послевоенная разруха к этому времени начала понемногу исчезать. И дочка подрастать стала. В деревне заговорили о строительстве нефтеперерабатывающего завода. Потянуло в дорогу, за руль. Привыкла к «неженскому делу».
Когда человеку за пятьдесят, он все чаще оглядывается на прожитые годы, все чаще спрашивает себя: правильно ли выбрал дорогу, верно ли отшагал по ней ? На этот вопрос ответили в транспортном цехе завода.

Двадцать лет шофер «скорой помощи» В.А.Козлова трудится безупречно. За все время работы она не имеет ни аварий, ни нарушений производственной дисциплины. Только за безупречный и добросовестный труд больше наград прибавлялось: медали «За трудовое отличие» и «За добросовестный труд». В конкурсе безаварийного движения она вышла победительницей. Значит, путь выбран верный.

Несколько лет тому назад по ровному шоссе мчалась чистенькая машина «скорой помощи». За рулем, сосредоточенно глядя вперед, сидела в преклонных годах женщина-шофер В.А.Козлова. Впереди выбоина. Искусный маневр баранкой, и машина без толчков продолжает свой стремительный рейс. Случается такое, что от умелых движений рук шофера зависит жизнь доставляемого в поликлинику больного.

Вечер уступил место ночи. Глаза Валентины Александровны неотрывно смотрели на покатую блеклую спину дороги, с которой фары сильными лучами, как цветистыми желтыми метлами, смахивали темень. Ехали молча, убаюканные темнотой. Многие тясычи километров наездила шофер Козлова. Вытяни в нитку все дороги ее – земной шар опояшешь несчетно. Лучший шофер цеха. Мастер своего дела. Какая оценка может быть выше этой в стране, где авторитет человека зиждется не на занимаемом положении в обществе, а на его отношении к труду, к выполнению своих обязанностей.

Вечером Валентина Александровна направляется домой. Вот знакомый поворот. Снова, как и утром, пахнуло слабо-горьким запахом разросшихся тополей и берез. Напрасно материнское чувство беспокойно и привычно приглядывалось на втоптанные следы в мякоть земли у крыльца. Дочки нет дома. Нина ушла на работу в ночную смену.

Годы берут свое. Жизнь становится все труднее. В семье Валентины Александровны появился внук: то в детский сад отвести надо, то собрать и проводить в школу. От игрушек отстал, в «технику» лезет, горе – фотографом хочет стать – и все ему надо! Скучать не дает.
Надо думать – устал человек. Давно оставлена машина и руль. У каждого своя дорога. По жизненной дороге в преклонном возрасте Валентина Александровна проходит спокойно и ровно. Она приветлива, по-русски проста, доброжелательна, не терпит лжи и зазнайства.


Литературное Кстово


Край наш Кстовский

Летопись родного края

 

Контакты

У Вас есть вопросы, пишете стихи или прозу? Может Вы хотите дополнить имеющуюся на сайте информацию или сообщить об ошибках? Мой адрес электронной почты: akulgin@ya.ru
Контактный телефон: 8 904 920 95 90, Александр Кульгин

2008 - 2015,«Литературное Кстово». Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.prokstovo.info, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

Prokstovo.info: Литературное Кстово