Prokstovo.info: Литературное Кстово
Литературное Кстово

Так начинался город Кстово

часть 1   часть 2   часть 3   часть 4

...Участок автодороги от железнодорожного переезда до «Вторчермета» в своем основании имел очень трудные геологические условия. При строительстве дороги отсыпка насыпи полотна начала тонуть - здесь обнаружился разжиженный грунт. Его стали черпать и высасывать плывун. Этому не виделось конца, поэтому приняли решение забить болото бутовым камнем.

Здание техникума (1967 г.)
Здание техникума (1967 г.)

По геологии, на территории Кстова и в окрестности имеются макропористые грунты с линзовыми включениями плывунов. Макропористые грунты представляют собой мелкие частицы, способные к довольно большому набуханию, и грунт при этом по консистенции напоминает сметану. Такой же грунт встретился и под школой № 2, поэтому там фундамент пришлось заглубить на 4 метра ниже проектной отметки. А участок проезда от винного магазина (перекресток ул.Талалушкина и Магистральной) до бани делался из-за плывунов трижды: засыпавшийся бутовый камень все тонул и тонул. Наслоение здесь бута достигает полутора метров, а для укрепления полотна этого участка вынуждены были дорогу забетонировать.

Работавших на строительстве поселка жителей села Кстова и деревни Столбищ и проживавших там на квартирах приезжих строителей доставляли на стройку на грузовых машинах, оборудованных тентами. В то время в эти по сути село и деревню не было асфальтированной дороги, и когда по проекту должны были строить порт и ДОЗ, дирекция НПЗ пошла на то, чтобы построить не кусочки дорог, как было в проекте, а сверх его (дорога от раймага до элеватора была в проекте). Для этого руководители пошли на хитрость. По их указанию мы с председателем колхоза составили акт якобы на потраву зерновых, и завод перевел за это деньги. На них-то и построили дорогу между портом (раймагом) и ДОЗом, провели водопровод, электроосвещение улиц.

Резонно может возникнуть вопрос, почему улицы 40 лет Октября на площади Мира и Талалушкина на перекрестке с улицой Магистральной имеют смещение по их осям. Дело в том, что за исходную точку привязки сотни улиц поселка проектировщики выбрали место пересечения осей Староказанской трассы с шоссе Горький-Казань. Поэтому оси улиц Талалушкина и 40 лет Октября соответственно оказались смещенными по осям соответственно с основной дорогой базы № 2 и дороги в промзону.

Деревня Вишенки шла в то время сплошным порядком, и мне пришлось заниматься переносом трех домов для прохода дороги. По условиям того времени полагалось не строить их на новом месте заново, а переносить старые, предварительно оценив каждое бревно. Но директор НПЗ Едренкин, по моему мнению, решил вопрос гуманно: мы договорились, что составим акт о непригодности старого строймтериала, и построили новые дома на настоящих фундаментах взамен принятых тогда в деревнях булыжников. Думаю, что жители близлежащих к дороге оставшихся возе нее домов могли бы потребовать построить и им дома в другом месте, поскольку сейчас они оказались довольно близко к дороге: существуют нормы удаления жилого здания от проезжей части. Но тогда о такой интенсивности движения транспорта и не предполагали.

Для осуществления строительства первых кварталов поселка было создано Управление начальника работ (УHP) № 723, первым руководителем которого стал Ежевский Александр Петрович, а главным инженером – Качарин Евгений Федорович. Контора УНР располагалась во 2 квартале в дровянике. УНР-686 было образовано позже и строило дома других кварталов и базировалось возле нынешнего рынка и бани № 3: здесь стояла прорабская и хоздвор. Руководил этим УНР Василий Иванович Фролов. УНР-217 во главе с Борисом Федоровичем Маркиным строило базу №2: растворный узел, автотранспортную контору с навесом для транспорта и ремонтным боксом (ею руководил Василий Степанович Трусов), поселок Щитковый. Западнее базы № 2 затем расположились склады Техснаба стройтреста № 114, предназначенные для обеспечения строительства и ОРСА нефтезавода.

Осваивать площадку жилых кварталов № 1 и 2 начали с того, что ее обнесли глухим деревянным забором и со стороны шоссе устроили проходную и ворота. Так как жилые дома этих кварталов были рассчитаны на централизованное жизнеобеспечение (строительство объектов которого было длительным), стали создавать локальные временные схемы.

Для обеспечения теплом в каждом квартале в одном из домов в подвале запроектировали котельные. Одна из них (в квартале №2) располагалась в доме на углу Театральной и Школьной (там в подвале сейчас детский клуб). Естественно, проекты этих домов усложнились, и их ввод в эксплуатацию значительно отставал от завершения первых групп домов, что дополнительно порождало целый ряд новых проблем.

Проекты домов тогда еще не предусматривали газификацию, поэтому на кухнях устанавливались металлические обложенные изнутри кирпичем плиты «Нарпит» («народное питание»), рассчитанные на дрова. Вот они и спасали первое время. Зимой их «жарили» так, чтобы тепло доходило до жилых комнат. Многие устанавливали в комнатах «буржуйки», а дымовые трубы выводили в окна. Дров вокруг домов из-за идущей стройки был избыток.

Открытие Дома пионеров (1985 г.)
Открытие Дома пионеров (1985 г.)

Рассчитывать на электрообогрев было бесполезно, так как наружные электросети устраивали стальными проводами, из-за чего падение напряжения было огромным и даже лампочки еле светились. Часто жители оставались вообще без света, в темное время приходилось пользоваться керосиновыми лампами и свечами Была открыта керосиновая лавка, вначале располагавшаяся у щитковых домов, а затем за «винным» магазином на базе № 2.
С началом строительства поселка и базы № 2 снабжение питьевой водой стало больным вопросом. Ее на стройку, как и воду для производственных нужд, возили в бочках на конной тяге из близлежащих деревень.

Питьевой водой временно они должны были обеспечиваться от фильтровальной станции второго подъема зернового элеватора (п/я № 2), расположенного между Кстовом и Карповкой. Ее реконструировали и до квартала № 1 проложили водопровод из чугунных труб. Траншею засыпали без испытания их на герметичность, и когда стали качать воду, все раструбные соединения потекли. Создалось впечатление, что они не были зачеканены. Вскрывать траншею и устранять дефекты не стали. Так и отказались от этой временной схемы подачи питьевой воды, а брать ее стали из колодцев д.Лукерьино. Жителям первых домов приходилось вставать в пять утра и идти по воду, так как к семи вся она из колодцев уже вычерпывалась.

Щитковые дома временного поселка и дома двух новых кварталов все более заселялись, однако вопрос обеспечения питьевой и противопожарной водой так и не имел проработанного решения. По требованию пожарных для создания запасов воды зарывали в землю под самую горловину стальные емкости по одной на квартал. Некоторые из них сохранились и до сих пор.

При таком положении сам по себе встал вопрос о прекращении строительства поселка и базы № 2 до решения вопроса водоснабжения. Положение складывалось критическое. Как часто бывает, решение нашли чисто случайно. Оно буквально само вышло на поверхность и почти не потребовало финансовых затрат.

От дирекции строящегося завода я курировал жилстроительство, а Владимир Степанович Анищенко - строительство шоссейных и железных дорог. В один из дней начала сентября 1952 года он решил проверить завершение земляных работ на устройстве выемки под отстойный железнодорожный тупик базы № 2, конец которого устраивался там, где сейчас размещается автостоянка (между магазином «Химтовары» и шоссе). Я пошел с ним. Экскаватор еще стоял на месте работ.

День был жаркий, хотелось пить. Я обратил внимание, что в торце выемки примерно на уровне одного метра от ее основания расположен слой белой глины, из которого на всю ширину выемки выходят струйки воды. Соблазн попить ее был очень велик. Я попросил у экскаваторщика стеклянную банку воды и посмотрел на просвет. Вода была совершенно прозрачной. Попробовал на вкус – она оказалась холодной и очень приятной. Попил сам и принес экскаваторщику и Анищенко.Им вода тоже понравилась. Мы сразу же решили обустроить это место с целью сбора всех струек в одну.

В ближайшие дни сколотили желобки, благо досок на стройке валялось навалом, прикрепили их под слоем глины с уклоном к центру и прикрыли щитами. Под струей заглубили два бетонных кольца. Одно из них служило приемником воды и отстойником, второе – накопителем, из которого излишек вытекал в канаву, устроенную вдоль выемки.

Приток воды был такой интенсивный, что полное ведро набиралось секунд за двадцать. Но мы ее просто черпали ведрами из накопителя. Эту часть «колодца» обустроили почти капитально, а вот о лестнице не подумали, ограничившись выемками в виде ступенек в земляном откосе. Вскорости эти выемки разрушились, осенние дожди их совсем размыли. А при наступивших холодах и проливе их ведер воды откос вообще обледенел.

По воду ходили, как правило, по двое. Один оставался наверху, второй с одним ведром сползал вниз, зачерпывал воду (благо она не успевала замерзать даже в самые сильные морозы), разгонялся и взбегал чуть выше середины откоса. Напарник коромыслом подхватывал ведро, где воды-то оставалось не более половины, и переливал ее в ведра. Эта процедура продолжалась до тех пор, пока не наполнялись все принесенные емкости.

Санэпидстанция взяла пробу воды и дала ей высокую оценку.Так была спасена стройка, она продолжалась. Этой водой начала пользоваться даже воинская часть из Карповки.

Кстати, когда началась стройка, в Карповке была расположена воинская часть летчиков-дешифровщиков, к которым поступали для обработки фотопленки аэрофотосъемок. Фотографы и лаборанты занимались их обработкой. Командиром батальона был Иван Ильич Топоров. Затем часть была расформирована, а в Карповке устроили военный санаторий. Затем его перевели в Сочи, а строительную часть из Сочи – в Карповку. После выбытия санатория министерство обороны предлагало взять Карповку под профилакторий для завода, но у НПЗ не было средств, да и рабочих, нуждающихся в профилактории, тогда еще не было. Поэтому в Карповке разместили строительную часть.

Весной на роднике устроили деревянную лестницу, но за зимние страдания этот источник в народе метко нарекли «ключ святой Варвары великомученицы». Даже когда пустили водопровод и воду подавали от фильтровальной станции завода, расположенной у р.Кудьма (напротив нынешних садов «Ялта»), многие продолжали для питья брать воду из этого ключа.

В День защиты детей. (1983 г.)
В День защиты детей. (1983 г.)

часть 1   часть 2   часть 3   часть 4

 

Об авторе::

РАДЧЕНКО Виталий Максимович после окончания Днепропетровского химико-технологического института с августа 1952 года работал в дирекции строящегося Новогорьковского завода, начинал инженером производственного отдела, был первым куратором строительства жилсоцкультбыта г. Кстова и технологической части первой очереди завода, первым начальником товарно-сырьевого цеха.

Литературное Кстово


Край наш Кстовский

Летопись родного края

 

Контакты

У Вас есть вопросы, пишете стихи или прозу? Может Вы хотите дополнить имеющуюся на сайте информацию или сообщить об ошибках? Мой адрес электронной почты: akulgin@ya.ru
Контактный телефон: 8 904 920 95 90, Александр Кульгин

2008 - 2015,«Литературное Кстово». Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.prokstovo.info, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

Prokstovo.info: Литературное Кстово